Бюллетень 2018 №1 - ОТ НЕРЕАЛЬНОГО К РЕАЛЬНОМУ: ЧАСТЬ 1 ЖУРНАЛИСТИКА, СМИ И ОБРАЗОВАНИЕ

На семинарах 2017 года в Лондоне, Женеве и Нью-Йорке освещалась тема «От нереального к реальному». Встречи содержали глубокие размышления о природе и важности истины в четырех основных областях: журналистике/ СМИ, образовании, науке и искусстве. Из-за обилия материала и интересных связей между мыслями докладчиков отчет о семинарах будет приведен в двух выпусках бюллетеня. Каждый выступающий приводил множество идей, и некоторые ключевые цитаты будут здесь приведены. Полный текст выступлений докладчиков доступен в видео на worldgoodwill.org/video. В данном выпуске рассматривается истина в области журналистики/СМИ и образовании. Следующий выпуск будет касаться того же, но уже в науке и искусстве. Мы надеемся, что подобный подход станет просвещающим – пожалуйста, сообщите нам об этом. 

Прежде чем рассматривать мысли докладчиков, предлагаем вам для начала несколько идей, которые помогут сориентировать наш запрос. Как к многогранному камню, к истине можно подходить со многих сторон. Было бы естественно начать с того, что язык является одним из основных способов, которыми мы стремимся передавать истину. В конце концов, что может быть яснее слов? Но как только мы обратимся к словарям мира, мы осознаем наличие трудностей, связанных с ясностью, поскольку даже сами слова ограничены степенью способности информирования о событии. Каждое определение уже является «праздником, который всегда с тобой», причем смыслы многих слов меняются на протяжении веков. Разные языки разделяют мир по-разному. Поэтому, в известном смысле, слова указывают лишь путь к истине. Тем не менее, слова являются основными инструментами, которыми мы стремимся зафиксировать истину (хотя образы быстро становятся еще одним важным направлением), поэтому мы должны уделять пристальное внимание тому, кто их использует и с какой целью.

Важным следствием того, каким образом смыслы слов естественным образом эволюционируют с течением времени, является то, что мы всегда должны опасаться, когда индивид или группа настаивают на том, что есть только один «истинный» смысл слова или идеи. Такая ложная тенденция связана с опасностью догматизации мышления, которая с начала времен охватывала не только религию, но и множество всевозможных институтов. Заявив, что нам известен единственный «истинный» смысл, мы сразу закрываем дверь к цивилизованным дебатам и дружеским разногласиям, сужая возможные варианты будущего, в которых мы можем надеяться жить. С точки зрения эзотеризма вся наша вселенная является постоянно меняющимся полем жизни, сознания и формы, поэтому было бы очень странно, если бы идея, воплощенная в слове или ряде слов, внезапно достигла своей окончательной формы, а все остальное продолжало бы меняться. Наоборот, в эзотеризме есть аксиома, что глубокие, духовные истины, лежащие в основе нашей повседневной жизни, постепенно раскрываются в более богатых контекстах и более тонких нюансах по мере того, как возрастает наша способность регистрировать более тонкие уровни существования. Наверное, можно понять, почему из-за этой ошибки вневременные Идеалы Добра, Истины и Красоты путают с конкретными определениями, которые они получили с течением времени. Эта ошибка может усиливаться, если отдельные лица или группы считают, что они имеют право или даже обязанность навязывать другим эти определения. Средство от этого обособляющего подхода кроется в любящей мудрости души, которая всегда вмещает. 

Помимо жесткости догм, существует и опасность недобросовестного использования языка с намерением манипулировать или даже обманывать других ради эгоистической выгоды. Это чаще всего проявляется в сферах политики и торговли. Наваждение – вот слово, характеризующее данное явление, и, хотя обычное определение этого термина предполагает легкомыслие и упадок, эзотеризм рассматривает его как попытку завуалировать реальное и истинное на физическом, эмоциональном и ментальном уровнях. Действительно, намеренное усилие смотреть «сквозь» наваждение в свете души и интуиции является главной задачей для всех, кто стремится следовать духовному пути.

Переходя от самого языка к тем, кто работает в СМИ, которым доверено его использование, мы встречаем еще на один аспект борьбы за переход от нереального к реальному – правдивость. Мы доверяем журналистам выступать в качестве свидетелей почти всех основных событий, которые определяют нашу повседневную жизнь. Тем не менее, мы признаем, что наше восприятие может ошибаться и искажать все события, кроме самых простых физических событий. Поэтому мы должны также считаться с ошибками журналистов в их попытках донести до общественности происшедшие факты. Часто журналисты должны полагаться не только на собственное восприятие, но и на восприятие и слова своих источников, у которых присутствуют свои собственные ошибки, а также на сознательные или подсознательные повестки дня. Все эти факторы могут повлиять на то, что журнал будет подчеркивать в выпуске именно их представления о своих наблюдениях, и то, что они предпочитают пропустить. Существует заключительное звено в цепи между событием и его пониманием, которое является сознательной или подсознательной повесткой дня в уме аудитории. Если повестка дня глубоко укоренилась, некоторые аудитории будут слышать только то, что хотят услышать, независимо от того, насколько искусно или убедительно представлены противоположные аргументы или факты. Лингвист и социальный критик Ноам Хомски выделил пять фильтров, присутствующих в СМИ, которые он рассматривает как способствующие созданию атмосферы страха и укоренившегося неравенства: чрезмерная концентрация СМИ на информации в руках нескольких влиятельных фигур; финансирование средств массовой информации посредством коммерческой рекламы; чрезмерная уверенность в правдивости официальных источников; афиширование информации о политиках, критикующих СМИ; и наконец, тенденция господствующих СМИ придерживаться только распространенных убеждений и мнений, чтобы сохранить «статус-кво». 

В последнее время появилась еще более затемняющая завеса – распыляющее влияние социальных сетей на потребление новостей. В отличие от традиционной «позиции» газеты, которую можно сравнить со своими собственными взглядами, социальные медиа освещают сюжеты из любой узнаваемой редакционной позиции, практически не обращая внимания на достоверность информации или источников. Серьезные глобальные проблемы беспорядочно смешиваются с картинами кошек и выходками знаменитостей. Таким образом, все принимает равную «важность», а истина рискует стать просто тем, что заставляет вас чувствовать себя хорошо.

Наконец, вопрос истины фундаментально связан с вопросом свободы. Как отмечалось выше, практика некоторых СМИ может создавать атмосферу страха и неопределенности. Мы действительно свободны только когда избавлены от страха, какими бы демократичными нам ни казались наши общества. Страх может заглушить выражение любви. Таким образом, мы все ответственны за то, чтобы с ясностью освещать наше общество, что частично подразумевает очищение нашего собственного восприятия. Поэтому необходимо вернуться к истинному «Я» через медитацию, что приводит к способности распознавать истину и ложь. Распознавание возможно только тогда, когда ум выровнен с душой и подчиняется свету интуиции через смиренное сердце и простоту ума. Это позволяет нам признать, что наша картина истины всегда ограничена, что пейзаж истины на самом деле бесконечен. Медитация позволяет нам перейти от истины, содержащейся в словах, к той, которая скрыта в символах, к той высшей духовной истине, которая может быть воспринята только в тишине. 

Существует множество способов, которыми можно передать идеи наших докладчиков - каждый из них, вероятно, прольет особый свет на нашу тему. Вот несколько предложений, определяющих связь между ними. Кристофер Шварц фокусируется на обязанности отдельного журналиста сообщать истину, на том, как различные журналисты могут интерпретировать эту задачу, а также на философском и духовном распознавании, которое помогает оставаться «беспристрастным зрителем». Джуди Роджерс обсуждает тему расширения прав журналистов и других представителей СМИ, чтобы представить позитивный способ создания сложных повествований. Организация «Образы и голоса надежды», которую основала Джуди, объединяет сотни профессионалов СМИ, которые усердно работают над раскрытием более глубокого слоя истины посредством более духовного подхода к внешним событиям, и это подтверждает последние мысли Кристофера о том, что ответственная журналистика имеет много общего с духовными усилиями суфийских и тибетско-буддистских медитирующих. Габриэль Хараба размышляет над потребностью в углубленной грамотности СМИ в нашей технологической эре, когда коллективному человеческому уму с помощью Интернета придана физическая форма. Грамотность СМИ - средство защиты демократических свобод и, в конечном счете, понимания планетарного общества, основанного на доброй воле и правильном распределении. Александра Ратклифф делает краткий обзор истории совместного пользования информацией, отмечая недавнее появление организованных пропагандистских методов и существенной важности обучения медиаграмотности для противодействия пропагандистским тенденциям, чтобы защитить свободу мысли. Как и Габриэль, Александра сосредоточена на защите демократии. Она тоже подчеркивает важность преподавания медитации, чтобы дать людям возможность настроиться на СМИ, которые проявляют добро, истину и красоту. Это связывает ее с Джуди и Кристофером, и отсылает к заключительному фрагменту выступления Андреаса де Бруина, который делится своим положительным опытом, представляя различные методы медитации для студентов университетов, и его последний проект, касающийся использования медитации для раскрытия более глубокого смысла искусства старых мастеров. Оба проекта имеют более широкую цель - позволить медитирующему служить более широкому целому. 

 

Современная журналистика отражает изменение в сознании

   ВИДЕО

Кристофер Шварц - американский исследователь и журналист. В настоящее время занимается докторскими исследованиями в. Институте философии К.У. Левена в Бельгии, а также инструктирует в Американском университете Центральной Азии в Кыргызстане, где также работает журналистом. Является приверженцем веры бахаи. Он процитировал основателя веры бахаи Бахауллы, который в конце XIX века писал, что журналистика - одна из отличительных черт современной эпохи: «Страницы быстро появляющихся газет действительно являются зеркалом мира». Они отражают деяния и занятия разных людей и поколений ... [журналисты должны быть] облечены в правосудие и справедливость. Они должны как можно больше спрашивать о ситуациях и выяснять факты, а затем передавать их в письменной форме». Журналистика, предложенная Кристофером, представляет собой «новый человеческий потенциал, который был разблокирован и используется людьми. Это основной сдвиг в сознании – вот настоящий сюжет».

Затем Кристофер исследовал этимологию слова «журналистика», указывая на то, что она в конечном счете вытекает из глагола «сиять». Таким образом, «истинная задача журналиста - освещать - освещать как в интеллектуальном, так и в духовном смысле, моральном смысле». Другой темой, которую он хотел рассмотреть, является разница между субъективной и объективной перспективами, которые, по его мнению, не противоположны, как их часто изображают. Скорее, объективность связана с тем, чтобы быть фокусом или предметом чужого внимания, и связана с журналистским идеалом «беспристрастного зрителя».

Нахождение способа быть беспристрастным и сообщать всю истину является трудной задачей для журналистов, как показывает известная притча о слепых и слонах. Чтобы проиллюстрировать этот момент, Кристофер поделился результатами обширного обзора журналистских настроений, в котором были выявлены четыре основных типа журналистского самовосприятия. Первый тип осознает себя как «популист-распространитель». Это подразумевает очень тесную идентификацию с предполагаемой аудиторией журналиста. Идея Истинная задача журналиста – освещать, освещать как в интел- лектуальном, так и в духовном смысле, моральном смысле. состоит в том, чтобы служить «людям», и такой журналист, в основном, нейтрален по отношению к истеблишменту, за исключением случаев, когда интересы или действия последнего противоречат интересам «людей». «Популист- распространитель» считает, что его основная задача – не убеждать аудиторию истиной, а наставлять ее. Второй тип журналиста - «оппортунист-посредник», который тесно связан с интересами истеблишмента. Как и «популист- распространитель», второй тип меньше ориентируется на поиск истины, а вместо этого хочет поддержать повестку дня истеблишмента. Поэтому он не обязательно заинтересован в том, чтобы убедить свою аудиторию в чем-то, если не уверен, что истеблишмент этого пожелает. Перед таким журналистом может встать дилемме о том, как действовать, когда в результате выборов или революции происходят серьезные изменения в организации. Третий вид журналиста - «агент критических перемен», который активно стремится повлиять на социально-политическую повестку дня и вдохновить свою аудиторию содействовать переменам. «Агент критических перемен» обычно критикует истеблишмент, поэтому, если их совместная работа успешна и его рекомендации по переменам принимаются, то он оказывается перед дилеммой, в отличие от «оппортуниста-посредника» и ему приходится думать, как избежать вхождения в истеблишмент. Четвертый вид журналиста - «бесстрастный сторожевой пес», который ценит «беспристрастность» и «объективность» прежде всего. Такие журналисты считают, что жесткие истины могут быть необходимы для социального прогресса, и, хотя они, как правило, враждебны к работодателю, поскольку истеблишмент обычно не предоставляет населению полной информации, они могут также сомневаться, не заходят ли общественные активисты слишком далеко, не занимаются ли они тайными делами. В результате они часто могут оказываться в конфликте со своим обществом и думать о себе как о «лояльной оппозиции». 

Кристофер вернулся к вопросу о том, что означает «объективность». Он предположил, что она подразумевает отход от своей личной системы отсчета, чтобы достичь перспективы, которая находится за всеми перспективами, «взгляда из ниоткуда». Один из способов понять это - рассмотреть разные уровни истины. В повседневной физической сфере мы имеем истину эмпирических фактов, тогда как во вневременной сфере нравственности и духовности мы имеем вечные истины, глубокие намеки на то, что правильно или неправильно, истинно или ложно. Согласно Кристоферу, объективность связана с этим последним царством истины, и «объективность, в конечном счете, это самый высокий уровень потенциальной истины ... которая находится в состоянии чистого и полного сострадания».

Чтобы привести пример такого типа сознания, он попросил присутствующих подумать о моментах серьезных разногласий или конфликтов, результатом которых было достижение консенсуса. Он попросил их подумать не о специфике разногласий, а о процессе синхронизации точек зрения, о моменте «ага», когда появлялись сочувствие к другим перспективам и их понимание, а затем желание примириться - даже если бы выводом было то, что Вы бы «согласились не соглашаться». Он попросил присутствующих «вместо этого вспомнить процесс переговоров и синхронизации их точек зрения». Этот процесс есть опыт объективности, «взгляд из ниоткуда», когда два человека отходят от своей субъективной «некоести» и вместе становятся «никем», третьей вершиной своего треугольника. Эта точка зрения может быть отождествлена с «беспристрастным зрителем», этой исторической концепцией, введенной еще журналистами-газетчиками. Понятие о «беспристрастном зрителе» также можно встретить в писаниях суфийского мистицизма и тибетского буддизма. Затем Кристофер ответил на свой вопрос: «Что значит стать никем, стать беспристрастным зрителем? - Это значит стать зеркалом». Это повторяет мысль Бахауллы о том, что газеты становятся зеркалом мира. Однако мы должны помнить, что даже зеркало подвержено несовершенствам. Действительно, Бахаулла скептически относился к утверждениям некоторых суфийских мистиков о том, что они полностью соединились с Богом и, таким образом, стали вполне беспристрастными. Дело в том, что не только как журналисты, хотя это определенная часть их призвания, но и просто как люди, мы должны стремиться к этому. В то же время мы должны осознавать тонкую ловушку гордости, которая появляется при этом мистическом предприятии, чтобы полагать, что мы полностью преуспели и знаем, что такое объективность и Истина. worldgoodwill.org/video#cs

 

Восстановление надежды через медиа

   ВИДЕО

Джуди Роджерс - основатель «Образов и голосов надежды» - глобального сообщества журналистов, режиссеров-документалистов и профессионалов СМИ, которые сосредоточены на потенциале СМИ как инструмента положительных изменений и улучшения мира.  Она предположила, что нереальное можно отождествить с внешним материальным миром, в то время как реальное или истинное касается энергии, которая присуща жизни. Она отметила: «Истина на самом высоком уровне - это то, что неизменно, бессмертно, настойчиво и восстанавливает». 

Были заданы два ключевых вопроса: как СМИ могут отойти от нереального, чтобы сосредоточиться на реальных энергиях и качествах жизни? И, как граждане и медиа- инвесторы, как мы можем поддержать это изменение? Чтобы проиллюстрировать различие между нереальным и реальным и то, как мы склонны фокусировать внимание на нереальном, Джуди процитировала пример, приведенный автором Дэвидом Бруксом, о различии между добродетелями в «резюме» и в «надгробной речи»: «Добродетели в резюме» - это те, которые вы перечисляете в своем резюме и которые способствуют внешнему успеху. Добродетели в надгробной речи глубже и отмечают, добры ли вы, храбры, честны или верны; какого рода отношения вы сформировали» (курсив наш). К сожалению, именно о добродетелях резюме мы больше всего беспокоимся». Через «Образы и голоса надежды» (ОГН) работники СМИ и преданные служители стараются изменить ситуацию. «ОГН - это часть огромного движения позитивных сил, которое распространяется на несколько секторов. Работающие в поле позитивной силы в образовании, здравоохранении, менеджменте и СМИ утверждают, что, «когда мы укрепляем то, что является внутренне присущим, позитивным и живительным, мы укрепляем людей и системы, в которых они живут и работают». Джуди вдохновилась исполнять эту работу в СМИ, следуя за пионерами в других областях проявления «позитивных сил». В 1999 году она решила провести беседу с тремя партнерами: бизнес-школой Университета Кейс Вестерн Резерв, Фондом видения лучшего мира и Всемирной Духовной Организации Брахма Кумарис. Эти три партнера считают, что «... способ создать лучший мир заключается не в диагностировании проблем в мире, а в предвидении мира, которого вы должны добиваться». Этот разговор привел к ключевому предложению: «Когда СМИ освещают акты мужества, сострадания и надежды в тех, кто сбит с ног, это нас вдохновляет и побуждает действовать так, как мы никогда раньше мы не предполагали».

 С 1999 года ОГН регулярно проводит саммиты и встречи, чтобы углубить понимание своей миссии. Затем, после бойни в школе Сенди Хук, когда Куртисс Кларк, редактор «Ньютаун Би», предложил идею «искупительного повествования», она привела ее и ОГН к понятию «реституционного повествования», которое «проглядывает в сюжете через гущу грязи и проливает свет на сопротивляемость людей и сообществ. Смещая фокус с жертв на выживших, фокусируясь на том, «что дает жизнь?», и опираясь на устойчивость человеческого духа, мы начинаем видеть за сюжетом скрытую истину». Напоминая себе о человеческих добродетелях, мы становимся сильнее, более творческими и более способными к восстановлению. Джуди поделилась видео-примером переживших наркоманию, которые решили, при поддержке сообщества, отречься от такой жизни.* ОГН придерживается передачи другого качества сюжета. Чтобы восстановить надежду, «рассказчики должны быть отстраненными наблюдателями, чтобы видеть за поверхностным наваждением глубокую сопротивляемость сообществ». На ежегодных саммитах ОГН предлагает производителям медиа искать более глубокого смысла в новостях нашего времени. Джуди считает, что, «если мы распознаем - если пробудим то, что является самым глубоким и стойким в чело- Рассказчики должны быть отстра- ненными наблюдателями, чтобы видеть за поверхностным наважде- нием глубокую сопротивляемость сообществ. веческом духе, то сможем почувствовать волю жизни и основание добродетели, действующие под поверхностью. Проницательный журналист, кинорежиссер, рекламный профессионал или разработчик игр узнают эту более глубокую истину и используют свое умение поднимать уровень обществ, которым они служат». Джуди призывает всех нас искать такие сюжеты и, находя их, сообщать о них работникам СМИ, чтобы они знали, что мы ценим такие сюжеты.worldgoodwill.org/video#jr

* https://www.youtube.com/watch?v=viUJVC5ykR4   Об изменении стереотипов в штате Алабама, используя песню Уолта Уитмена Song of Myself (Песня обо мне)​

 

Построение всемирного диалога посредством медиаграмотности

   ВИДЕО

Габриэль Хараба является профессором Автономного университета Барселоны и Глобальным председателем ЮНЕСКО по медиаграмотности и межкультурному диалогу.  Габриэль начал с того, что отметил ключевую важность медиаграмотности, понятия, введенного ЮНЕСКО. Он предположил, что без медиаграмотности не может быть истинной демократии. XXI-й век - это век тотальной коммуникации, обусловливающей каждый аспект жизни. Таким образом, мы живем в период дезорганизации СМИ, который он назвал «изменением цивилизации во всех ее аспектах». Возникает вопрос: как мы можем действовать ответственно в этом веке? 

У нас технологическая цивилизация, основанная на цифровой коммуникации в сочетании с медиакультурой, организо- ванной вокруг СМИ и их конвергенцией. Это оказывает три ключевых воздействия: на энергию, необходимую для коммуникации, на время и на пространство. В результате мы получаем легкую, мгновенную, глобальную коммуникацию. Как это влияет на нашу коллективную ответственность за установление правильных человеческих отношений? Возможно, у нас возникнет соблазн реагировать со страхом и пытаться подавить эту мощную эволюционную тенденцию, но на самом деле это отличная возможность про- Правильные человеческие отношения - это не доброжелательное желание или неосуществимая утопия, а этический императив, который необходимо реализовать двинуть планетарное сознание, позволяющее значительно распространить вневременную мудрость через универсальную сеть Интернета, которая является физическим проявлением истинной «ноосферы» или сферы человеческой мысли, согласно предсказанию Тейяра де Шардена.

Существование этого физического проявления ментального плана подразумевает нашу ответственность за его сохранение и правильный рост, чтобы оно стало полезным средством правильных человеческих отношений. Чтобы сделать это, как сказал Габриэль, мы должны тщательно охранять его от опасности быть захваченным только крупным бизнесом. Крупные корпоративные платформы, как правило, подавляют активную коммуникацию в пользу пассивного информационного потребления. Таким образом, медиаобразование в школах существенно, но недостаточно. Оно должно реагировать на динамический технологический ландшафт, на новые условия, создаваемые социальными сетями, и на появление компьютерных алгоритмов, принимающих решения о том, что мы видим. Таким образом, большая проблема заключается в том, чтобы медиаобразование выявляло скрытую мощь основных платформ и заставляло их отвечать за свое воздействие на экономику и общество. Однако недостаточно только защищаться, чтобы сохранить демократию. Медиаграмотность должна стать практическим примером применения правильных человеческих отношений: «Правильные человеческие отношения - это не доброжелательное желание или неосуществимая утопия, а этический императив, который необходимо реализовать». Медиаграмотность может быть выражена как в формальном, так и в неформальном контексте, в образовательных институтах и через социальную активность. 

Габриэль поделился своими мыслями о новых ценностях, вдохновляющих медиаграмотность. Во-первых, существует защита индивидуумов, имеющих право на информацию, которую они могут критически оценить. Во-вторых, вера в кон- Новая медиаграмотность уважает автономию каждой культуры и ее исключительность, поскольку они строят мосты для ведения универ- сального диалога между собой ради создания общих ценностей. структивную ценность открытого широкого диалога, в способности толп и организованных коллективов генерировать качественную информацию, критически оценивать и принимать решения, а также ключевую важность обмена знаниями. В- третьих, сила творческого воображения, которая должна стимулировать активную коммуникативную демократию, способствующую равному участию в ней и выражению своего мнения. В-четвертых, уважение культурного разнообразия и межкультурного диалога. «Новая медиаграмотность уважает автономию каждой куль- туры и ее исключительность, поскольку они строят мосты для ведения универсального диалога между собой ради создания общих ценностей». Медиаграмотность должна укреплять критическое мышление и способность обрабатывать информацию, распространяемую СМИ.

Ключевыми ее элементами являются: 

“• «знание того, как найти и получить доступ к наилучшей доступной информации с использованием наиболее подходящих, разнообразных и надежных источников; 

•   знание способов ее оценки в соответствии с точными и строгими критериями;

•   умение контекстуализировать и понимать информацию по ее источнику; 

•   осознание идеологического и культурного контекста информации; 

•   интеграция всех предыдущих элементов в сводной информации, предварительная оценка значимого результата и его получение». 

Развитие этих способностей позволяет осмысленное решение проблем в таких областях, как межкультурные конфликты, работа над искоренением предрассудков и дискриминации, создание сетей общих интересов и ценностей, демократическое участие, ограничение государственной власти, корпоративная прозрачность, свобода слова и доступ к информации.

В конце Габриэль отметил: «Это уже не вопрос поощрения национального патриотизма посредством распространения грамотности и образования, а поощрение посредством медиаграмотности чувства мирового гражданства, ориентированного на космополитическую принадлежность. СМИ сегодня являются активными строителями мировоззрения, в котором каждая группа людей сама по себе и есть «другие». Общение дает в руки каждого человека возможность ... впервые создать в истории новое планетарное сознание, которое реализует принцип «человеческие души едины».  worldgoodwill.org/video#gj

 

Привлекать внимание к добру, красоте и истине

   VIDEO

Александра Ратклифф - педагог, мыслитель и писатель. Ее работа появилась на The Huffington Post (huffpost.com), и она ведет свой сайт на www.soulfulconnections.uk Она начала с размышления о существовании множества уровней и смыслов истины, от конкретных до тонких и до Абсолюта. Тем не менее, в настоящее время существует ощущение, что всякая истина относится к индивидууму: «Пост-истина» - это слово 2016 года в Оксфордском словаре, и его определение подразумевает, что личное чувство более важно, чем рациональность и факты. Другим родственным термином, который недавно приобрел значимость, является «альтернативный факт».

Чтобы установить факты о событиях, историки проводят различие между первичными источниками, которые являются информацией из первых рук или доказательствами, и вторичными источниками, в которых сообщается о них. Третичные источники объединяют элементы как первичных, так и вторичных источников. Чем дальше мы удаляемся от события во времени или в пространстве, тем больше возрастает вероятность его искажения; потому печальной истиной журналистики является то, что прямая отчетность из первичных источников является дорогостоящей. Это финансовое давление в современном медиа-пространстве подразумевает, что отчетность из вторых и третьих рук имеет тенденцию к возрастанию, отталкивая нас дальше от истины. Усугубляется это и тем фактом, что, «поскольку человечество порабощено активным интеллектом, мы склонны превращаться в информационных сборщиков. И поскольку информация доступна прикосновением пальца и ее можно распространить по всему миру за считанные секунды, каждый может собрать всю информацию, которую он выбирает, и определить свои собственные истины в соответствии с личной версией реальности».

Александра кратко описала историю циркуляции информации, начиная с ораторов в Древней Греции, и перешла к распространению брошюр в Риме, чему способствовало строительство дорог и водных путей. В Риме начали появляться ежедневные листки и бюллетени , предшественники газет. В XVII веке в Европе стали появляться газеты, и идея «пропаганды», определяемая как информация, используемая для влияния или дальнейшего развития повестки дня, начала укореняться. С тех пор это преднамеренное манипулирование общественным раз вилось, а электронные средства ускоряют эту тен- денцию, а также создают новые волны заведомо ложной или вводящей в заблуждение информации. «Теперь, в эпоху Интернета, у нас есть виртуальный мир, в котором вместе сосуществуют информация и дезинформация, непрерывно кружась в киберсфере». 

Распространение дезинформации имеет серьезные последствия для демократии. Как сказал профессор истории Йельского университета Тим Снайдер, «отказаться от фактов значит отказаться от свободы. И если ничего не происходит, то никто не может критиковать власть, потому что нет оснований для этого». Это подчеркивает ключевую потребность в образовательных системах, которые учат распознаванию и различению, помогают интегрировать физические, эмоциональные и умственные способности, ведущие к связи с интуицией, - «конечным различителем истины». Среднее образование должно включать медиаграмотность, гражданственность, этику и размышления о влиянии технологии. Программа «Живые ценности для лучшего мира», которую Александра использует, познакомила учащихся с концепциями таких терминов, как мир, сочувствие, уважение и терпимость. Для детей и взрослых образование по надежным информационным источникам должно проходить всю жизнь. информацией делиться, а какой нет. Существует потребность в размышлении о намерениях наших слов и о том, как чистые намерения и чистое мышление очищают ментальную атмосферу. 

Полезно подходить к сюжетам в СМИ, спрашивая себя, «привлекают ли они наше внимание к добру, красоте и истине?». Каждый из нас несет ответственность за вклад своей доли этих качеств в умственную и эмоциональную жизнь человечества. Существенным инструментом в этой работе является медитация, поскольку она позволяет нам вступать в контакт с вечными истинами, которые лежат в основе любого внешнего смятения; истинами, которые могут нас освободить; такими истинами, как то, что любовь – та основа, что связывает все человечество; и пока мы не услышим, как все это передается в новостях, мы просто не увидим полной картины. Даже прикосновение к этим вечным истинам может отвести нас на шаг от бурного и обуревающего моря информации и дезинформации, и освободить нас.  worldgoodwill.org/video#ar

 

Университетские курсы медитации могут пробудить интуицию 

   ВИДЕО

Профессор др. Андреас де Бруин из Университета прикладных наук, Мюнхен, основал Мюнхенскую модель «Медитация в университете» в 2010 году. Сейчас он обучает медитации в девяти областях на четырех факультетах.  Андреас начал с того, что его намерением при создании «мюнхенской модели», основанной на медитации, было ввести интуицию в университеты. Глобальные проблемы, которые мы создали, объясняются применением интеллекта, и нам нужна интуиция, которая поможет разрешить эти проблемы. 

Андреас упомянул о работе ученого, философа и нейробиолога Франсиско Варелы и психолога Даниэля Гоулмена, которые пришли к выводу, что основным вкладом науки в XXI век будет борьба с деструктивными эмоциями, которые являются основными причинами большинства планетарных проблем. Они инициировали диалог с Далай- ламой и другими буддийскими монахами о ценности медитации и осознанности, и результаты их исследований доступны на сайте www.mindandlife.org. Андреас рассмат- ривает эту работу как прогрессивное исследовании ценности осознанности. Он чувствует, что осознанность является предшественницей истинной медитации, которая происходит только когда есть интеграция личности, позволяющая выстраивать связь с душой. Тогда можно начать устанавливать реальный контроль над умом, и многие студенты на его курсах сказали, что хотят улучшить контроль над своим. В то время как многочисленные программы внедряют осознанность в университетах и предприятиях с целью выстроить навыки и стратегии концентрации, чтобы справиться со стрессом, у Андреаса более глубокая двойная цель - позволить студентам соединиться с душой, затем направлять получаемые душевные энергии на творческое служение обществу». ... было важно привнести медитацию ..., чтобы мы могли помочь студентам больше соприкасаться с самими собой, а то и вывести наружу, то, что у них внутри, а затем в общество». 

Мюнхенская модель развивалась с 2010 года с малого, когда было предложено 15 мест. Сейчас, в 2017 году, она охватывает 9 сфер обучения на 4 факультетах, и 150 студентов каждый семестр. Данная модель также принимается в других университетах. Курсы подразумевают активное участие. Каждый студент ведет дневник о том, как он проводит медитацию в своей повседневной жизни. Это позволяет исследовать, как медитация может быть осмысленно включена в его область обучения, например, в педагогическое образование. Практические упражнения включают осознанное общение, осознанное питание и приготовление пищи, осознанность и дыхание, звук в медитации и т. д. Также упоминается исследование по медитации, которое в настоящее время проходит в различных областях, чтобы выяснить возможность применения медитации в тюрьмах, больницах и других местах. Студенты практикуют различные методы медитации, а те, кто заинтересован в применении конкретной техники, могут следовать указаниям внешних экспертов. Проводятся также философские дискуссии и показы фильмов по темам, касающимся медитации. 

В заключение Андреас обсудил свой последний проект, в котором основное внимание уделяется применению медитации для оценки искусства старых мастеров. Некоторые исследования показывают, что медитация позволяет углубить вос- приятие искусства. Андреас проводил небольшие групповые эксперименты в Государственном музее в Амстердаме, с осознанным хождением по картинной галерее, осознанным наблюдением, когда подгруппы рассматривали различные аспекты картин. Он полагает, что применение медитации для оценки произведений Как можно соприкасаться с живописью, вдохновением? Если вы смотрите великих мастеров, то это высочайший аспект вдохновения. искусства и в университетах является частью ее более широкого приложения к нашей жизни, позволяет мудро направлять ее на служение целому. worldgoodwill.org/video#ab